КАК ЛИМАНСКИЙ ИСКАЛ СЕБЕ ЖЕНУ

Свадьба Лиманского

Свадьба Лиманского

А ещё вот  жил на свете один Лиманский. До него был другой Лиманский, но тот давно  умер, потому что забыл, в какую  дырку надо есть. Из него поэтому  всё выпадало, вот он и умер от голода. А этот Лиманский был немного умнее: он хорошо знал, куда нужно пищу засовывать, только не жевал ничего – так глотал. Дадут ему яблоко – он проглотит яблоко, орехов – проглотит орехи. Он вообще очень всё любил, которое круглое, потому что глотать удобно. А квадратное не любил. И арбузы ещё не любил.

Ну вот жил  этот Лиманский жил, худой и стройный стал. Решил, что теперь жениться ему  пора. Обулся он: правую калошу надел  на левую ногу, а левой калоши вообще не нашёл, подвязал штаны и  пошёл искать себе жену. Принцессу, конечно.

Вышел в поле, стоит, сомневается, в какую сторону  ему идти. “Да какая, – думает, – разница, Земля всё равно круглая, пойду  куда попало”. Это Лиманскому какие-то старушки сказали, что Земля круглая, он и поверил.

Шёл он шёл, уже  Землю наверное всю по кругу обошёл раза четыре, а принцессы всё нигде нету. Он и под кустики заглядывал, и под камушки – нет и всё! Некоторые женщины ему по дороге попадались, но точно не принцессы, это даже Лиманскому было понятно.

А как-то раз  забрёл он в болото. Комарища – жуть, кочки чавкают, и кто-то из-под них пузыри пускает. Другой бы испугался, а Лиманскому всё одинаково, что болото, что не болото – идёт себе, в носу ковыряет.

Вдруг одна лягушка (там вообще-то лягушек много было) говорит ему человеческим голосом: “А ну целуй меня!”

Посмотрел Лиманский  на лягушку – очень уж она противная: грязная вся, тощая, сор на неё  какой-то прилип, и не круглая совсем. “Ищи дурака!” – отвечает. “Как?! – кричит лягушка. – Я тут тысячу лет  сижу, тебя, дурака, дожидаюсь, а ты меня целовать отказываешься?!”

“Тьфу ты, какая  лягушка скандальная, – думает Лиманский, – вот разоралась-то!” Ну, нашёл  камушек побольше, килограмм на  пятьдесят, и придавил её, чтобы  успокоилась немножко. И дальше  пошёл.

Выбрался из болота и шёл опять долго-долго. Много чего по дороге встретил. Нашёл однажды посреди дороги корзинку, изнутри кто-то пищит и пирожками очень вкусно пахнет. Хотел Лиманский крышку открыть и пирожки все съесть (очень он был голодный), но тут пришёл Злой Прокурор и Лиманский убежал поскорее. Так пирожков и не поел.

В другой раз  черепаха какая-то всё ему говорила про ключик, но он её целиком проглотил  как всегда, не жевал. Может, и был  у неё какой-нибудь ключик, кто  её знает.

А однажды, наконец, нашёл он девушку, вроде бы похожую на принцессу. Залез он в нору какую-то, а они там лежит в гробу стеклянном, спит. Лиманский будил её, будил: и нос её зажимал, и уши тёр, и за волосы дёргал – нет, не хочет она просыпаться. “Вот ведь дура какая, – подумал тогда Лиманский. – И зачем мне жена такая сонливая? Ни тебе поплясать, ни в дурака сыграть. Дрянь, а не принцесса, не годится мне”.

Открутил он от гроба две какие-то штучки блестящие (очень понравились ему), насморкал  в штору и ушёл. Только сначала  для смеху засунул принцессе  в зубы папироску и поджёг.

Идёт дальше, радуется, что так весело подшутил.

Ну, в конце  концов, видит он однажды – стоит  дворец. Посреди дворца трон, посреди  трона принцесса. Рот до ушей –  точно дура.

Стал ей Лиманский  рассказывать про свои путешествия: как лягушку камнем придавил, про папироску. Принцесса хохочет, нравится ей. Потом Лиманский ей снова про то же самое рассказывает, а она опять хохочет. Так они хохотали, хохотали, пока не поженились.

Нарожали детишек  себе много штук, все один другого  дурнее, ползают везде, наступить некуда. Кошку ещё завели, собаку, хорошо зажили.

И вот сидит  однажды Лиманский как-то вечером  и лопает сырую картошку прямо  с кожурой, икает. Жена его, дура, спичек не умела зажигать, а почистить  картошку даже и не каждый умный  умеет. Поэтому она как раз сидит и сама с собой играет в подкидного дурака на щелбаны. Детишки занимаются кто чем умеет: один в шкафу нафталин ест, другой сел на горшок и провалился, третий четвёртому ухо ножницами отрезает, в общем, всё как всегда.

И думает Лиманский: “Вот ведь как всё хорошо получилось! Жена у меня дура. И папа у ней дурак, и мама. И дети у меня дураки. И собака у меня дура. А кошка вообще совсем дура. Один я умный. Хорошо мне!”

И правда, ничего нет на свете лучше, чем когда  все вокруг дураки, а ты один умный.

Грифы :

Дело закрыто.

ter(); ?>